Богатый папа, бедный папа

доставались бедным».
Эта «робин-гудовская» идея отнимать у богатых и раздавать бедным стала причиной самой большой головной боли для мало– и среднеобеспеченных людей. Идеалы Робина Гуда – это главная причина, по которой средний класс так страдает от налогового бремени. Дело в том, что основная масса налогов взимается не с богатых. За бедных платит средний класс, в первую очередь образованная верхушка среднего класса.

Чтобы лучше понять этот механизм, нам стоит рассмотреть историю возникновения налогов. Мой высокообразованный папа был специалистом по истории образования, а богатый папа – экспертом по истории налогов.

Богатый папа объяснил нам с Майком, что изначально в Англии и Америке подоходного налога не было. Иногда проводились временные сборы на ведение войн. Король или президент обращался к народу и просил всех внести посильную лепту. В Великобритании подоходный налог взимался с 1799 по 1816 год для финансирования войны с Наполеоном, а в Америке – с 1861 по 1865 год на нужды Гражданской войны.

В Англии с 1874 года стал постоянным налог на собственность и доходы граждан. В Америке в 1913 году, с принятием 16?й поправки к Конституции, стал постоянным подоходный налог.

Временами американцы выступали против налогов. Например, непомерный налог на чай привел к знаменитому инциденту с чаем в бостонской гавани, который стал одной из причин Войны за независимость. Как Англии, так и Соединенным Штатам потребовалось очень много времени, чтобы убедить граждан в необходимости введения постоянного подоходного налога.

Эти исторические даты, впрочем, не показывают, что в обеих странах подоходный налог изначально взимался только с богатых. Именно на это хотел обратить наше внимание богатый папа. Он объяснил, что идея налогов стала популярной и была принята большинством населения лишь потому, что беднякам и среднему классу говорили: налоги создаются только для наказания богатых. Только так удалось заставить народ проголосовать за этот закон, чтобы придать налогу конституционно-правовой статус. Однако благое намерение потрясти кошельки богачей на деле обернулось казусом: подоходный налог сильнее всего ударил по тем, кто за него проголосовал, то есть по беднякам и представителям среднего класса.

– Как только государство почувствовало вкус денег, его аппетиты возросли, – сказал богатый папа. – Мы с твоим отцом находимся на разных полюсах. Он – государственный чиновник, а я – капиталист. Мы получаем деньги за совершенно разную работу, и наш успех оценивается по противоположным критериям. Ему платят за то, что он тратит деньги и нанимает новых людей. Чем больше он тратит и чем больше людей нанимает, тем крупнее становится его организация. В государственном секторе крупные организации пользуются наибольшим уважением. В моей же организации все наоборот: чем меньше людей я нанимаю и чем меньше денег трачу, тем больше меня уважают инвесторы. Вот почему я не люблю государственных чиновников. Их цели в корне отличаются от целей большинства деловых людей. Чем больше растет государственный аппарат, тем больше налоговых поступлений требуется ему для поддержки своей деятельности.

Мой образованный папа верил, что государство должно помогать людям. Он искренне любил Джона Кеннеди и с восторгом встретил его проект создания Корпуса мира (организации, посылавшей американских добровольцев на работу в развивающиеся страны). Эта идея настолько ему понравилась, что они вместе с мамой стали работать в Корпусе мира, занимаясь подготовкой волонтеров для отправки в Малайзию, Таиланд и на Филиппины. И в министерстве образования, и в Корпусе мира он постоянно боролся за получение дополнительных бюджетных ассигнований и грантов, чтобы можно было принять на работу больше людей.

Начиная с десяти лет я постоянно слышал, как богатый папа называл государственных чиновников шайкой ленивых казнокрадов, а бедный папа называл богатых жадными мошенниками, которых нужно заставить платить больше налогов. Обе стороны были в чем-то правы. Вот почему мне было трудно отправляться на работу к одному из крупнейших капиталистов города, а вечером возвращаться к отцу, который был видным общественным деятелем. Нелегко было понять, кому из них следовало верить.

Но если внимательно изучить историю подоходного налога, можно заметить любопытную тенденцию. Как я уже говорил, законы о подоходном налоге были приняты только потому, что массы верили в «робин-гудовскую» теорию экономики: отнять у богатых и раздать всем остальным. Но проблема состояла в том, что аппетиты государства оказались настолько велики, что налоги вскоре пришлось взимать с людей со средними доходами, и с тех пор эта планка продолжает опускаться.

Что касается богатых, то они увидели в подоходном налоге возможность стать еще богаче, потому что они не играют по тем же правилам, что и все. У богатых уже был опыт создания корпораций, которые стали популярными еще во времена парусного флота. Богатые люди придумали корпорации, чтобы уменьшить риск для своих активов. Они вкладывали свои деньги в корпорацию, которая финансировала выход кораблей в море. Корпорация нанимала команду, которая отправлялась в Новый Свет за сокровищами. Если корабль шел на дно, команда погибала, но богатые теряли только те деньги, которые они вложили в это конкретное плавание.

На следующей схеме показано, как корпоративная структура позволяет уберечь отчет о доходах и балансовый отчет от возможных рисков.

Знание юридических особенностей корпоративной структуры обеспечивает богатым громадное преимущество перед бедными и средним классом. Поскольку меня воспитывали два отца – социалист и капиталист, – я быстро понял, что философия капиталиста более разумна с финансовой точки зрения. Я решил, что социалисты наказали сами себя, потому что у них не было финансового образования. Что бы ни придумывали те, кто кричит: «Отнимем все у богатых!», богатые всегда найдут способ их перехитрить. Вот почему основная тяжесть подоходного налога в конце концов легла на плечи среднего класса. Богатые перехитрили интеллектуалов просто благодаря знаниям о деньгах, которых не дают в школе.

Но как богачам удалось обвести интеллектуалов вокруг пальца? Когда был введен налог, призванный «отнимать у богатых», в закрома государства потекли деньги. Поначалу люди были довольны. Деньги поступали государственным служащим и богатым. Служащие получали их в виде зарплат и пенсий, а богатые – через свои заводы и фабрики, которые выполняли государственные заказы. Государство получило в свое распоряжение колоссальные объемы денежных средств, но возникли проблемы с их управлением. Государство всеми способами стремится избежать появления лишних денег. Если вам не удалось потратить выделенные средства, то в следующем бюджете вам может их не достаться. И уж конечно, никто не похвалит вас за экономность. В бизнесе все наоборот. Там люди, которые приносят компании дополнительные деньги, получают материальное вознаграждение и все восхищаются их эффективностью.

По мере раскрутки маховика государственных расходов потребность в деньгах возрастала, и в идею «обложить налогом богатых» стали вносить поправки, позволяющие распространить ее на категории людей с более низкими доходами, пока не дошли до тех, кто когда-то за нее проголосовал, – бедных и среднего класса.

Настоящие капиталисты воспользовались своими финансовыми знаниями и нашли выход. Они вернулись под защиту корпорации. Но многим из тех, кто никогда не создавал корпораций, неизвестно, что корпорация не является реально существующей вещью. Это просто папка с несколькими бумагами, которая зарегистрирована в каком-то государственном учреждении и лежит в офисе какого-нибудь нотариуса. Это не громадное здание, не фабрика и не группа людей. Это всего лишь юридический документ, подтверждающий факт создания юридического лица. С помощью корпораций богатые в очередной раз сумели защитить свое состояние. Корпорации стали популярными, потому что у них ставка подоходного налога ниже, чем у индивидуальных налогоплательщиков. В придачу ко всему корпорации могут оплачивать часть расходов из прибыли до вычета налогов.

Эта война между имущими и неимущими продолжается уже сотни лет. Создание каждого нового закона сопровождается яростным сражением, и так будет всегда. Проблема в том, что поражение всегда терпят те, кто не располагает информацией, кто каждый день встает и идет на работу, а потом платит налоги. Если бы они понимали, по каким правилам играют богатые, то тоже могли бы так играть. Тогда им удалось бы достичь финансовой независимости. Вот почему мне становится не по себе каждый раз, когда я слышу, как родители советуют детям учиться в школе, чтобы найти хорошую, стабильную работу. У человека со стабильной работой и полным отсутствием финансовых способностей нет никакого выхода из порочного круга.

Сегодня средним американцам, чтобы покрыть налоги, приходится работать на государство от пяти до шести месяцев. На мой взгляд, это слишком много. Чем усерднее человек трудится, тем больше платит государству. Вот почему я считаю, что идея «отнять у богатых» обернулась против тех людей, которые за нее когда-то проголосовали.

Когда люди пытаются что-то отнять у богатых, те уступают свои позиции без боя. Они принимают необходимые меры. У них есть деньги, власть и желание изменить существующее положение вещей. Они не сидят сложа руки и не платят новые налоги добровольно. Они ищут способы свести уплату налогов к минимуму. Они нанимают хороших юристов и бухгалтеров, убеждают политиков изменять законы или создавать в них лазейки. Они используют все свои ресурсы, чтобы добиться необходимых изменений.

Налоговый кодекс США позволяет снижать налоги разными способами. Почти все они доступны любому человеку, но обычно ими интересуются только богатые, потому что им нужно защищать собственный бизнес. Например, в Налоговом кодексе США есть статья 1031, позволяющая продавцу отложить уплату налогов с прибыли от продажи недвижимости, которая меняется на более дорогую недвижимость. Недвижимость – это одно из средств инвестирования, дающее большое налоговое преимущество. Пока вы будете менять недвижимость на более дорогую, с вашей прибыли не будут взиматься налоги. Люди, которые не используют легальных способов экономить на налогах, упускают отличную возможность увеличить свою колонку активов.

У бедных и представителей среднего класса нет таких ресурсов. Они сидят сложа руки и позволяют государству вставлять им в вену иглу и высасывать их кровь. Меня поражает количество людей, которые платят завышенные налоги или не используют законные налоговые льготы просто потому, что боятся государства. Я знаю, как угрожающе может вести себя государственный сборщик налогов. У меня есть друзья, чей бизнес был закрыт и уничтожен государством, хотя впоследствии обнаружилось, что это было сделано по ошибке. Я все это понимаю. Но работать на государство с января по май – это слишком высокая цена за такую угрозу. Мой бедный папа никогда не пытался сопротивляться. Мой богатый папа тоже этого не делал. Просто в этой игре он действовал умнее и использовал корпорации – самый главный секрет богатых.

Вспомните первый урок, который я получил от богатого папы. Мне, девятилетнему мальчишке, пришлось сидеть и дожидаться, пока он соизволит со мной поговорить. Я часто сидел так в его офисе и ждал, когда он «снизойдет» до меня. Он игнорировал меня намеренно. Он хотел, чтобы я осознал его власть и сам захотел обрести такую же власть в будущем. В течение всех лет моего обучения у него он напоминал мне, что знание дает власть. Деньги дают огромную власть, а сохранить и приумножить ее можно только с помощью необходимых знаний. Когда у вас нет этих знаний, мир осыпает вас болезненными ударами. Богатый папа не уставал повторять нам с Майком, что наш главный враг – не хозяин и не начальник, а налоговый инспектор, который всегда готов взять с вас больше, если вы ему это позволите. Чтобы заставить деньги работать на себя, а не работать за них, прежде всего вы должны понять, кому принадлежит власть.

Работая за деньги, вы сами отдаете себя во власть работодателя. Когда ваши деньги работают на вас, вы держите власть в своих руках.

Когда мы поняли, какую власть дадут нам работающие на нас деньги, он сказал, что теперь нам нужно развивать свой финансовый интеллект и не позволять никому помыкать собой. Несведущего человека легко можно запугать. А если вы знаете, о чем говорите, у вас есть шанс побороться. Вот почему он так много платил толковым налоговым бухгалтерам и юристам. Ему было намного дешевле платить им, чем государству. Его лучшим наставлением для меня стало следующее: «Действуй с умом – и набьешь меньше шишек».

Он знал законы, потому что был законопослушным гражданином и потому что незнание законов обошлось бы ему слишком дорого. «Зная, что прав, ты не боишься дать отпор». Даже если выступаешь против Робина Гуда и его веселых товарищей.

Мой высокообразованный папа всегда советовал мне найти хорошее место в солидной корпорации. Он говорил о том, как хорошо «подниматься по служебной лестнице». Но он не понимал, что если я буду полагаться только на зарплату в корпорации, то стану всего лишь коровой, позволяющей себя доить.

Когда я рассказал об этом совете своему богатому папе, тот хмыкнул и сказал только одно: «А может, лучше стать владельцем этой лестницы?»

В детстве я не понимал, что имел в виду богатый папа, когда советовал мне стать владельцем собственной корпорации. Эта идея казалась совершенно невозможной и даже пугающей. Конечно, она выглядела привлекательно, но моя неопытность не позволяла мне представить, что когда-нибудь взрослые будут работать на компанию, владельцем которой буду я.

Дело в том, что, если бы не богатый папа,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *