Богатый папа, бедный папа

Они доказывают, что для этого не нужно иметь семь пядей во лбу.
В 1989 году я регулярно бегал трусцой по одному из пригородных районов Портленда, штат Орегон. Он был застроен симпатичными домиками, которые часто называют «пряничными». Они были словно из сказки, и мне казалось, что вот-вот на тропинке покажется Красная Шапочка, спешащая навестить бабушку.

Повсюду стояли таблички с надписью «Продается». Рынок строительного леса находился в плачевном состоянии, на фондовой бирже только что случился обвал, экономика вошла в фазу депрессии. На одной из улиц я заметил объявление о продаже, которое явно простояло дольше, чем большинство остальных. Дом выглядел довольно старым. Однажды я пробегал мимо и наткнулся на владельца, который показался мне очень обеспокоенным.

– Сколько вы просите за свой дом? – поинтересовался я.

Владелец обернулся и с горькой усмешкой взглянул на меня.

– А сколько вы дадите? – спросил он. – Дом продается уже больше года. Никто уже даже не приходит его посмотреть.

– А вот я возьму и посмотрю, – ответил я и полчаса спустя купил дом на двадцать тысяч дешевле, чем запрашивал владелец.

Это был премиленький домик 1930 года постройки, с двумя маленькими спальнями и резными наличниками на окнах. В гостиной стоял прекрасный каменный камин. Одним словом, идеальный дом для сдачи внаем.

Я заплатил владельцу пять тысяч долларов наличными за дом, который обошелся мне в сорок пять тысяч (его реальная цена была не менее шестидесяти пяти тысяч, но никто не хотел его покупать). Через неделю владелец съехал, довольный тем, что освободился от обузы, и в дом заселился мой первый жилец – профессор местного колледжа. С учетом выплат по ипотеке и прочих расходов в мой карман стало поступать менее сорока долларов в месяц. Не густо.

Через год рынок недвижимости в Орегоне резко пошел на подъем. Калифорнийские инвесторы с полными кошельками денег после своего бума на рынке недвижимости ринулись на север, в Орегон и Вашингтон. Я продал этот маленький дом за девяносто пять тысяч долларов молодоженам из Калифорнии, которые остались очень довольны сделкой. Прирост капитала, который составил около сорока тысяч долларов, я оформил как безналоговый обмен по правилу 1031[3] и отправился на поиски подходящего варианта для вложения этих денег. Приблизительно через месяц я нашел двенадцатиквартирный дом как раз рядом с заводом «Intel» в Бивертоне, штат Орегон. Его владельцы жили в Германии, не имели понятия, сколько стоит этот дом, и просто хотели поскорее от него избавиться. Я предложил двести семьдесят пять тысяч долларов за здание, стоившее четыреста пятьдесят тысяч. Они согласились на триста тысяч. Я купил дом и держал его два года. С помощью того же безналогового обмена по правилу 1031 мы продали это здание за четыреста девяносто пять тысяч долларов и купили тридцатиквартирный дом в Финиксе, штат Аризона. К тому времени мы как раз переехали в Финикс и так или иначе должны были продать недвижимость в Орегоне. Так же как когда-то в Орегоне, рынок недвижимости в Финиксе был в упадке. Тридцатиквартирный дом в Финиксе стоил восемьсот семьдесят тысяч долларов, с первым взносом в двести двадцать пять тысяч. Денежный поток от 30 квартир составил чуть больше пяти тысяч долларов в месяц.

Рынок в Аризоне начал понемногу оживать, и через несколько лет инвестор из Колорадо предложил нам за этот дом миллион двести тысяч долларов.

Я привел этот пример, чтобы показать, как из малого может вырасти большое. Опять-таки, для этого нужно разбираться в финансовых отчетах и инвестиционных стратегиях, чувствовать рынок и знать законы.

Если человек не поднаторел в этих вопросах, тогда ему, конечно, лучше действовать по стандартной схеме, то есть не рисковать и вкладывать деньги в разные и только надежные предприятия.

Проблема с «надежными» инвестициями состоит в том, что они часто подвергаются санации, то есть их делают настолько безопасными, что их прибыльность уменьшается до минимума.

Почти все крупные брокерские фирмы не заключают спекулятивных сделок, чтобы защитить себя и своих клиентов. Это мудрая политика. Самые лучшие, но рискованные сделки обычно не предлагают новичкам. Чаще всего сделки, которые делают богатых еще богаче, оставляют для опытных игроков. С формальной точки зрения предлагать подобные сделки «неопытным» инвесторам противозаконно, хотя такое, конечно, тоже случается. Чем «опытнее» я становлюсь, тем больше возможностей возникает на моем пути.

Развивать финансовый интеллект на протяжении всей жизни нужно еще и потому, что он помогает увеличить количество этих возможностей. Чем выше ваш финансовый IQ, тем легче определить, выгодна ли сделка. Ваш финансовый интеллект сумеет распознать плохую сделку и поможет превратить ее в хорошую. Чем больше я учусь – а учиться всегда есть чему, – тем больше денег зарабатываю просто потому, что с годами у меня появляется все больше опыта и мудрости. У меня есть друзья, которые играют наверняка, усердно трудятся на избранном профессиональном поприще, но не повышают уровень своей финансовой мудрости, развитие которой требует много времени.

Суть моей философии заключается в том, чтобы засевать семенами колонку активов. Это моя формула успеха. Я начинаю с малого – сею семена. Одни из них прорастают, другие нет.

На сегодняшний день наша корпорация владеет недвижимостью на несколько миллионов долларов. Это наш собственный инвестиционный траст недвижимости[4].

Я хочу подчеркнуть, что почти все эти миллионы начались с инвестиций размером от пяти до десяти тысяч долларов. Все эти первые взносы оказывались удачными в том плане, что были сделаны в периоды быстрого роста рынка. Это позволяло нам в течение нескольких лет использовать правила безналогового обмена, чтобы продавать эти объекты недвижимости и приобретать новые, большей стоимости.

Кроме того, мы владеем пакетом акций, защищенных еще одной корпорацией, которую мы с женой называем нашим «личным взаимным фондом». У нас есть друзья, предпочитающие иметь дело с инвесторами, которые так же, как мы, всегда располагают свободными деньгами для инвестиций. Мы совершаем рискованные спекулятивные сделки, покупая акции частных компаний, которые только собираются выходить на биржевые рынки США и Канады. Вот вам пример того, как можно быстро получить прибыль. До выхода компании на рынок мы покупаем сто тысяч ее акций по двадцать пять центов за акцию. Полгода спустя компания включается в листинг (регистрируется на бирже), и эти акции уже стоят по два доллара.

Если компания хорошо управляется, цена продолжает расти, и акции могут подняться до двадцати долларов или еще выше. Бывает, что наши двадцать пять тысяч превращаются в миллион менее чем за год.

Игру нельзя назвать лотереей, если вы знаете, что делаете. Лотерея – это когда вы вкладываете деньги в непонятную сделку и молитесь.

Главное – использовать свои технические знания, мудрость и любовь к этой игре для снижения риска. Конечно, риск есть всегда. Но финансовый интеллект повышает шансы на выигрыш. Следовательно, то, что рискованно для одного человека, для другого может быть не так опасно. В этом главная причина, по которой я всегда советую людям вкладывать больше денег в свое финансовое образование, чем в акции, недвижимость или другие рынки. Чем умнее вы действуете, тем больше у вас шансов добиться успеха вопреки всему.

Мои инвестиции в биржевые спекуляции крайне рискованны для большинства людей, и я никому не советую следовать моему примеру. Я играю в эту игру с 1979 года, и на мою долю пришлось немало неудач. Но если вы вернетесь на абзац вверх и перечитаете, почему такие инвестиции рискованны для большинства людей, то, возможно, сможете организовать свою жизнь по-иному, чтобы возможность сделать из двадцати пяти тысяч долларов миллион за год была для вас связана с минимальным риском.

Как я уже говорил, я не даю никаких советов. Я просто использовал этот пример, чтобы показать, что все это достаточно просто и вполне возможно. Мои достижения – мелочь по сравнению с тем, чего можно достичь в этой сфере, но для обычного человека пассивный доход в сто с лишним тысяч долларов в год – очень даже неплохо, и добиться этого нетрудно. В зависимости от ситуации на рынке и разумности ваших действий этой цифры можно достичь за пять – десять лет. Если вы не будете тратить слишком много на жизнь, то иметь дополнительный доход в сто тысяч долларов будет приятно, независимо от того, бросите вы работу или нет. Если хотите, можете работать, а можете и уйти с работы, и пусть государственная налоговая система работает на вас, а не против вас.

Основу моего финансового благополучия составляет недвижимость. Мне очень нравится этот вид активов, потому что он стабилен и не подвержен быстрым изменениям. Мой фундамент прочен. Недвижимость генерирует достаточно равномерный денежный поток и при правильном управлении имеет хороший шанс вырасти в цене. Прелесть этого прочного фундамента состоит в том, что он позволяет мне заниматься более рискованными операциями, такими как спекулятивные сделки с акциями.

Если я получаю большую прибыль от игры на бирже, то плачу налог на прирост капитала, а остальное вкладываю в недвижимость, еще больше укрепляя фундамент моих активов.

И еще пару слов о недвижимости. Я учил людей инвестированию во многих странах мира. В каждом городе мне говорят, что здесь невозможно дешево купить недвижимость. Мой опыт показывает, что это не так. Даже в Нью-Йорке, Токио или на окраине любого города есть великолепные варианты, которых почти никто не замечает. В Сингапуре, с его запредельными ценами на недвижимость, всего в нескольких минутах езды от города можно найти вполне приемлемые предложения. Поэтому, когда мне говорят: «У нас тут такое невозможно», я отвечаю, что правильнее было бы сказать: «Я не знаю, как сделать это у нас, – пока».

Грандиозные возможности видят не глазами. Их видят умом.

Большинство людей не становятся богатыми просто потому, что у них нет достаточного финансового образования, чтобы увидеть возможности прямо у себя под носом.

Меня часто спрашивают: «С чего начать?»

В последней главе этой книги я предложу вам десять этапов, которые прошел сам на пути к финансовой свободе. Надеюсь, что, когда вы изучите правила, освоите словарь инвестора и начнете строить свою колонку активов, вам станет ясно, что это всего лишь занятная игра, такая же как многие другие, в которые вам приходилось играть. Иногда вы будете выигрывать, а иногда – учиться на ошибках, но в любом случае игра должна доставлять вам удовольствие. Большинство людей так и не выигрывают, потому что боятся проиграть. Вот почему в детстве я стал с таким пренебрежением относиться к школе. В школе нам говорят, что ошибки – это плохо, и наказывают нас, когда мы их совершаем. Но если присмотреться к механизму обучения, заложенному в человеке природой, становится ясно, что мы учимся на ошибках. Мы учимся ходить, падая. Ни разу не упав, ребенок не научится ходить. То же самое можно сказать и о езде на велосипеде. У меня на коленях до сих пор остались шрамы, но сегодня я сажусь на велосипед и еду не задумываясь. Точно так же обстоит дело с финансовыми навыками.

К сожалению, большинство людей не становятся богатыми лишь потому, что очень боятся проиграть. Победители не боятся проигрышей. Неудача – это неотъемлемая часть процесса достижения успеха. Люди, избегающие неудач, избегают и успехов.

Я отношусь к деньгам почти как к теннису. Я старательно играю, ошибаюсь, исправляюсь, делаю новые ошибки, снова исправляюсь и постепенно играю все лучше. Если я проигрываю, то протягиваю через сетку руку сопернику, улыбаюсь и говорю: «До следующей субботы».

Существует два типа инвесторов:

Первый и самый распространенный тип – это люди, которые покупают пакет инвестиций. Они звонят в торговую точку, например в компанию по торговле недвижимостью, биржевому брокеру или специалисту по финансовому планированию, и что-то покупают.
Это могут быть паи взаимного фонда или инвестиционного траста недвижимости, акции компании или облигации. Это самый простой и легкий способ инвестирования. Так, например, действует покупатель, который приходит в магазин и покупает компьютер прямо с полки.

Второй тип – это инвесторы, которые создают инвестиции. Такие инвесторы сами собирают схему сделки, примерно так же, как люди, которые покупают детали, чтобы самостоятельно собрать компьютер. Я не смог бы собрать из деталей компьютер, но знаю, как складывать фрагменты возможностей, и знаком с людьми, которые знают, как это делать.
Инвесторы второго типа отличаются более высоким уровнем профессионализма. Иногда они тратят годы на то, чтобы правильно собрать все необходимые компоненты. А иногда у них вообще ничего не получается. Богатый папа советовал мне стать именно таким. Очень важно научиться правильно собирать все детали, потому что именно здесь кроются самые большие выигрыши – равно как и самые большие убытки, если судьба настроена против вас.

Если вы хотите стать инвестором второго типа, вам нужно выработать в себе три основных умения. Они дополняют навыки, необходимые для развития финансового интеллекта.

Умение найти возможность, не замеченную остальными. Умом вы видите то, чего не замечают другие глазами. Например, наш друг купил такой старый дом, что на него даже страшно было смотреть. Все удивлялись: зачем он его купил? Но он видел то, чего

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *