Богатый папа, бедный папа

огромная разница. Большинство людей так боятся потерять деньги, что никогда не выигрывают. Они становятся банкротами из-за таких мелочей, как покупка двухквартирного дома. В финансовых играх они действуют слишком осторожно и делают слишком маленькие ставки. Они покупают большие дома и навороченные машины, но не делают крупных инвестиций. Более 90 % американцев вынуждены бороться за финансовое выживание лишь потому, что они играют так, чтобы не проиграть. Они не играют на выигрыш.
Они идут к финансовым консультантам, экономистам или биржевым брокерам и покупают сбалансированный портфель ценных бумаг. В большинстве случаев в него входят депозитные сертификаты, малодоходные облигации и акции взаимных фондов, которые можно продавать внутри фонда, и лишь небольшое количество индивидуальных акций. Это безопасное и разумное капиталовложение. Но оно не рассчитано на победу. Оно рассчитано на то, чтобы не проиграть.

Не поймите меня превратно. Возможно, такой портфель лучше, чем никакого. Более 70 % населения вообще не занимаются инвестированием, и это пугает. Безопасный портфель – прекрасный выход для тех, кто не любит рисковать. Но отказ от риска и сбалансированный инвестиционный портфель – это не тот путь, который выбирают успешные инвесторы. Если у вас мало денег и вы хотите разбогатеть, тогда вам нужно сосредоточиться на достижении цели, а не беспокоиться о сохранении устойчивого баланса. Посмотрите на любого из успешных людей, и вы увидите, что в начале пути их положение было неустойчивым. Необходимость сохранять равновесие не позволяет человеку сдвинуться с места. Чтобы добиться прогресса, сначала вам нужно выйти из состояния равновесия. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть, как вы ходите.

Томас Эдисон не пытался сбалансировать свои интересы. Он фокусировал внимание на одной цели. Билл Гейтс тоже не заботился о сбалансированности. Он действовал целенаправленно. Так же поступают Дональд Трамп и Джордж Сорос. Джордж Паттон не распылял танки по всему фронту. Он собирал их в кулак и прорывал слабые места в обороне немцев.

Если вы хотите стать богатыми, вам нужно сконцентрировать свои усилия. Не делайте того, что делают бедняки и представители среднего класса: они кладут несколько яиц в одну большую корзину. Соберите как можно больше яиц, положите их в несколько корзин и сконцентрируйтесь. Следуйте одним курсом, пока не добьетесь успеха.

Если вы ненавидите проигрывать, играйте наверняка. Если поражения ослабляют вас, не рискуйте. Занимайтесь сбалансированными инвестициями. Если вам больше двадцати пяти и вы боитесь рисковать, не пытайтесь изменить себя. Играйте наверняка, но начинайте как можно раньше. Начинайте копить деньги на черный день смолоду, потому что это потребует много времени.

Но если вы мечтаете о свободе – о том, как вырваться из крысиных бегов, – тогда вам нужно прежде всего спросить себя: «Как я реагирую на поражение?» Если поражение вдохновляет вас на победу, тогда вам, возможно, стоит устремиться к ней – но только возможно. Если же поражение ослабляет вас или вызывает приступы ярости – как у избалованных богатых сынков, которые приказывают адвокатам подавать в суд всякий раз, когда что-то идет не так, как им хочется, – тогда играйте наверняка. Не уходите с основной работы. Покупайте облигации или паи взаимных фондов. Только не забывайте, что и эти финансовые инструменты тоже связаны с риском, даже если кажутся безопасными.

Этот мой рассказ и упоминания о Техасе и Фрэне Таркентоне должны помочь вам понять, что сформировать колонку активов совсем нетрудно. Для этого не нужны особые умственные способности. Не требуется и большой учености. Знания математики на уровне пятого класса вполне достаточно. Строительство колонки активов – это игра, где успех в первую очередь зависит от силы духа. Вам потребуется смелость, терпение и здоровое отношение к поражениям. Неудачники стараются избежать поражения.

Но поражение может превратить проигравших в победителей. Помните об Аламо.

Как преодолеть пессимизм

«Небо падает! Небо падает!» Все мы знаем историю о цыпленке Цыпе, который бегал по двору, оповещая всех о надвигающейся опасности. Все мы знаем таких людей. Впрочем, цыпленок Цыпа живет в каждом из нас.

Как я только что сказал, пессимист действительно очень похож на маленького цыпленка. Все мы становимся такими, когда наш рассудок затуманивается страхом и сомнениями.

Сомнения свойственны каждому из нас: «Я недостаточно умен», «Я на такое не способен», «Мне до него слишком далеко». Наши сомнения часто парализуют нас. Мы играем в игру «А что, если…?»: «А что, если экономика рухнет и мои инвестиции пропадут?», «А что, если я перестану зарабатывать и не смогу вернуть свои деньги?», «А что, если все пойдет не так, как я планирую?». Часто наши друзья и близкие напоминают нам о наших недостатках, хотя мы их об этом не просили. Они говорят: «А почему ты думаешь, что у тебя получится?», или «Если это такая хорошая идея, почему же все остальные так не делают?», или «Из этого ничего не выйдет. Ты просто не понимаешь, о чем говоришь». Эти слова часто звучат так громко, что мы теряем способность действовать. Где-то в районе желудка образуется жуткая пустота. Иногда нас терзает бессонница. Мы не можем двигаться вперед. И тогда мы останавливаемся в безопасном месте, а возможности проходят мимо. Мы сидим, не в силах пошевелиться, и с унылой тоской смотрим, как жизнь обходит нас стороной. Всем нам хотя бы раз довелось испытать это состояние, а некоторым оно знакомо особенно хорошо.

Питер Линч, бывший управляющий взаимного фонда «Fidelity Magellan», называет крики о том, что на нас падает небо, «шумом».

«Шум» возникает либо в наших головах, либо приходит извне. Часто его издают друзья, родные, коллеги и средства массовой информации. Линч вспоминает 1950?е годы, когда в новостях столько твердили об угрозе ядерной войны, что люди начали строить убежища и запасаться водой и продуктами. Если бы они разумно инвестировали эти деньги в рынок, а не тратили на бомбоубежища, то сегодня могли бы спокойно вкушать сладкие плоды финансовой независимости.

Когда в каком-нибудь городе отмечается вспышка насилия, продажи оружия резко подскакивают по всей стране. В штате Вашингтон человек умирает от некачественного мясного фарша, и Департамент охраны здоровья штата Аризона отдает всем ресторанам распоряжение подавать только прожаренную говядину. Фармацевтическая компания пускает в феврале по телевидению рекламный ролик, показывающий больных гриппом. В стране сразу же повышается уровень простудных заболеваний, следовательно, растут и продажи нового антигриппозного препарата.

Большинству людей не удается выбраться из бедности, потому что мир инвестиций полон цыплят, которые бегают по двору и кричат: «Небо падает!» Им удается напугать многих, потому что внутри каждого из нас сидит такой же цыпленок Цыпа. Чтобы не позволить слухам и разговорам о надвигающихся катастрофах вызвать у вас сомнения и страхи, часто требуется незаурядное мужество. Но опытные инвесторы знают, что в худшие времена появляются самые лучшие возможности делать деньги. Когда все остальные так напуганы, что боятся пошевелиться, они развивают бурную деятельность и получают баснословное вознаграждение.

Несколько лет назад к нам с женой в Финикс приехал мой друг Ричард из Бостона. Он был поражен тем, чего мы добились с помощью акций и недвижимости. Цены на недвижимость в Финиксе в то время резко упали. Мы два дня показывали ему варианты, которые считали отличными возможностями для прироста денежного потока и капитала.

Мы с женой не агенты по торговле недвижимостью. Мы занимаемся исключительно инвестированием. Когда мы нашли интересный вариант в хорошем районе, то позвонили агенту, который в тот же день продал этот дом нашему другу. Цена городского дома с двумя спальнями составила всего сорок две тысячи долларов. Такие же дома легко уходили в то время за шестьдесят пять тысяч. Ричард, довольный выгодной сделкой, вернулся в Бостон.

Две недели спустя агент позвонил нам и сказал, что наш друг отказался от покупки. Я тут же позвонил Ричарду, чтобы узнать, в чем дело. Оказалось, что он поговорил с соседом и тот сказал, что это была плохая сделка. Он якобы переплатил. Я спросил Ричарда, был ли его сосед инвестором. Он сказал, что нет. Когда я поинтересовался, почему же он его слушает, Ричард ничего не ответил и просто заявил, что хочет еще немного поискать.

Положение дел на рынке недвижимости в Финиксе изменилось, и через несколько лет этот дом уже сдавался за тысячу долларов в месяц, а в зимний период, в разгар туристического сезона, за две с половиной. Цена дома поднялась до девяноста пяти тысяч. Ричарду нужно было всего лишь заплатить пять тысяч долларов задатка, и это стало бы его первым шагом к выходу из крысиных бегов. Сегодня он по-прежнему ничего не делает в этом направлении.

Отказ Ричарда от сделки меня не удивил. Им руководило знакомое всем нам чувство, которое называется синдромом раскаяния покупателя. Цыпленок Цыпа победил, и шанс вырваться на свободу был упущен.

Вот еще один пример. Небольшая часть моих активов содержится не в депозитных сертификатах, а в сертификатах налогового залога[6]. Они приносят мне 16 % годовых на вложенные деньги, что однозначно лучше 5 %, которые предлагает банк. Эти сертификаты обеспечены недвижимостью и защищены государственными законами, что тоже значительно лучше, чем иметь дело с банками. Условия, на которых они приобретаются, делают их абсолютно безопасными. Единственное, чего им не хватает, – это ликвидности. Поэтому я рассматриваю их как депозитные сертификаты на срок от двух до семи лет. Когда я рассказываю о своем предпочтении тем, кто держит деньги в депозитных сертификатах, мне почти всегда говорят, что это слишком рискованно. Мне начинают объяснять, почему не следует этого делать. Когда я спрашиваю, откуда у них такая информация, мне отвечают – от знакомого или из журнала для инвесторов.

Они сами никогда этого не делали, но берутся объяснять другим, почему этого не следует делать. Нижний предел доходности этого вида ценных бумаг составляет 16 % годовых, а тем, кого переполняют сомнения, приходится довольствоваться гораздо меньшими цифрами. Как видите, сомнения обходятся дорого.

Еще раз хочу подчеркнуть, что главная причина, которая заставляет большинство людей прозябать в бедности и действовать без риска, – это их сомнения и пессимизм. Реальный мир с нетерпением ждет, когда они примут решение стать богатыми. Единственное, что мешает им навек расстаться с нуждой, – это их сомнения. Как я уже говорил, выбраться из крысиных бегов технически легко. Для этого не нужно большого образования, но сомнения лишают большинство людей способности сделать даже то немногое, что от них требуется.

«Пессимисты никогда не побеждают, – любил повторять богатый папа. – Пессимизм порождается необоснованными сомнениями и неконтролируемым страхом». К этому он часто добавлял: «Пессимисты критикуют, а победители анализируют». Богатый папа объяснял, что критика ослепляет, а анализ, напротив, открывает глаза. Анализ позволяет победителям увидеть близорукость критиков и заметить возможности, упущенные из виду всеми остальными. Способность находить то, чего не замечают другие, – это универсальный ключ к успеху.

Недвижимость – мощный инструмент инвестирования для всех, кто хочет достичь финансовой независимости или свободы. Эффективность этого инструмента уникальна. Но каждый раз, когда я называю недвижимость средством создания богатства, мне в ответ говорят что-нибудь вроде: «Я не хочу ремонтировать туалеты». Именно такие заявления Питер Линч называет «шумом». Мой богатый папа сказал бы, что так рассуждают пессимисты – те, кто критикует, вместо того чтобы анализировать, кто позволяет сомнениям и страхам сделать их слепыми, вместо того чтобы постараться раскрыть глаза пошире.

Поэтому, когда кто-то говорит: «Я не хочу ремонтировать туалеты», мне хочется парировать: «А кто вам сказал, что я этого хочу?» Я говорю им о свободе от крысиных бегов, а они видят только туалеты. Вот образ мышления, который не дает разбогатеть большинству людей. Они критикуют, вместо того чтобы анализировать.

«В ваших „не хочу“ кроется ключ к успеху», – говорил нам с Майком богатый папа. Раз я тоже не хочу ремонтировать туалеты, мне приходится тратить много сил на поиски управляющего недвижимостью, который готов и умеет этим заниматься. А когда я нахожу хорошего управляющего для домов или квартир, мой денежный поток увеличивается. Но еще важнее то, что хороший управляющий дает мне возможность покупать гораздо больше недвижимости, поскольку мне уже не нужно заниматься туалетами. Найти хорошего управляющего для меня важнее, чем найти подходящую недвижимость. Отличный управляющий недвижимостью часто узнает о выгодных сделках раньше профессиональных агентов по недвижимости, и это делает его еще более ценным работником.

Вот что имел в виду богатый папа, когда говорил: «В ваших „не хочу“ кроется ключ к успеху». Я использовал свое нежелание ремонтировать туалеты для того, чтобы найти способ покупать еще больше недвижимости и ускорить свой выход из крысиных бегов. Те, кто постоянно повторяет: «Я не хочу ремонтировать туалеты», часто сами лишают себя возможности воспользоваться этим
мощным инвестиционным инструментом. Туалеты становятся для них более важными, чем свобода.

Когда речь заходит о рынке ценных бумаг, люди часто говорят: «Я не хочу терять деньги». А почему они решили, что мне или кому-то еще нравится терять деньги? Они не делают деньги, потому что не хотят их терять. Вместо того чтобы анализировать, они отказываются увидеть еще один эффективный инвестиционный инструмент – фондовый

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *