Богатый папа, бедный папа

что не плачу столько же, сколько сахарная плантация или государство. А я считаю, что они сами себя эксплуатируют. Это их страх, а не мой.
– А разве вам не кажется, что им нужно платить больше? – спросил я.

– А зачем? И кроме того, большее количество денег все равно не решит проблему. Посмотри на своего отца. Он зарабатывает много, но не успевает оплачивать счета. Большинство людей, получая больше денег, увеличивают свои долги.

– Так вот почему вы платили мне десять центов в час, – заулыбался я. – Это часть урока.

– Верно, – улыбнулся богатый папа. – Понимаешь, твой папа учился в школе и получил прекрасное образование, а это позволило ему найти высокооплачиваемую работу. Что он и сделал. Но у него по-прежнему проблемы с деньгами, потому что в школе и в университете его ничему не научили. Плюс ко всему он считает, что нужно работать за деньги.

– А вы так не считаете? – спросил я.

– Да нет, – ответил богатый папа. – Если ты хочешь научиться работать за деньги, оставайся в обычной школе. Там прекрасно умеют учить этому. Но если ты хочешь научиться заставить деньги работать на себя, этому научу тебя я. Если ты действительно этого хочешь.

– А разве не любой хочет этому научиться? – удивился я.

– Нет, – ответил богатый папа. – Просто научиться работать за деньги легче, особенно если при упоминании о деньгах у тебя в первую очередь возникает страх.

– Не понимаю, – нахмурился я.

– Пока не забивай себе этим голову. Просто запомни, что большинство людей держатся за свою работу из-за страха. Из-за страха, что они не смогут оплатить свои счета. Из-за страха, что их уволят. Из-за страха, что им не хватит денег. Что им придется все начать сначала. Это цена, которую они платят за то, что осваивают какую-то профессию и начинают работать за деньги. Большинство людей становятся рабами денег… и начинают злиться на своего хозяина.

– А обучение тому, как заставить деньги работать на себя, – это совсем другое? – спросил я.

– Безусловно, другое, – ответил богатый папа. – Безусловно.

Мы молча сидели, а за окном было прекрасное гавайское субботнее утро. Мои друзья как раз начинали бейсбольный матч Малой лиги. Но я почему-то был рад, что согласился работать за десять центов в час. Я чувствовал, что научусь тому, о чем мои друзья не узнают в школе.

– Готов учиться? – спросил богатый папа.

– Безусловно, – ответил я с хитрой улыбкой.

– Я сдержал свое обещание. Я начал учить тебя издалека, – сказал богатый папа. – В девять лет ты уже почувствовал, как это – работать за деньги. Теперь просто умножь этот последний месяц на пятьдесят лет, и ты поймешь, чем большинство людей занимаются всю жизнь.

– Не понимаю, – сказал я.

– Как ты чувствовал себя, пока сидел в очереди и ждал, когда я позову тебя? Один раз – перед тем как получить работу, и второй – когда хотел попросить больше денег?

– Ужасно, – ответил я.

– Если ты работаешь за деньги, такой и будет твоя жизнь – как у многих других людей, – сказал богатый папа. – А как ты чувствовал себя, когда за три часа работы миссис Мартин давала тебе три монетки?

– Мне казалось, что этого недостаточно. Это было просто ничто. Я был разочарован, – сказал я.

– Именно так чувствует себя большинство работников, когда смотрят на свои чеки. Особенно после вычетов всех налогов и отчислений. Ты, по крайней мере, получил сто процентов.

– Вы хотите сказать, что большинство работников не получают свои деньги целиком? – изумился я.

– О боже, конечно! – ответил богатый папа. – Сначала свою долю забирает государство.

– А как оно это делает? – спросил я.

– Налоги, – объяснил богатый папа. – Если ты зарабатываешь, с тебя взимают налоги. Если ты тратишь деньги, с тебя тоже взимают налоги. Если ты копишь деньги, если ты умираешь – с тебя всегда взимают налоги.

– А почему люди позволяют государству делать это?

– Богатые не позволяют, – улыбнулся богатый папа. – Это позволяют люди бедные и среднего класса. Я готов поспорить, что зарабатываю больше твоего отца, но он платит больше налогов.

– Как же это может быть? – девятилетнему мальчику это было совершенно непонятно. – Почему люди позволяют государству так поступать с ними?

Богатый папа покачивался на стуле, молча глядя на меня.

– Готов учиться? – спросил он.

Я медленно кивнул.

– Как я уже говорил, тебе нужно научиться многому. Тому, как заставить деньги работать на себя, учатся всю жизнь. Большинство людей проводят в колледже четыре года, и на этом их образование заканчивается. Я уже понял, что буду изучать деньги всю жизнь, просто потому, что чем больше я узнаю, тем больше мне нужно знать. А большинство никогда этим не занимается. Они ходят на работу, получают зарплату, платят по счетам – и на этом все. И они еще удивляются, почему у них проблемы с деньгами. Кроме того, они воображают, что проблемы исчезнут, когда у них будет больше денег, и не осознают, что главная причина – в недостаточном финансовом образовании.

– Значит, у моего отца проблемы с налогами, потому что он не понимает, что такое деньги? – спросил я недоумевая.

– Знаешь, – начал богатый папа, – налоги – это всего лишь маленькая доля обучения тому, как заставить деньги работать на себя. Сегодня я просто хотел узнать, не пропало ли у тебя желание понять, что такое деньги. У большинства нет этого желания. Они хотят учиться, освоить профессию, работать так, чтобы было интересно, и зарабатывать много денег. Однажды они просыпаются и обнаруживают, что у них серьезные проблемы с деньгами и они уже не могут перестать работать. Это цена, которую они платят за то, что умеют только работать за деньги и не учатся тому, как заставить деньги работать на себя. Так ты все еще хочешь этому научиться? – спросил богатый папа.

Я кивнул.

– Хорошо, – ответил богатый папа. – Тогда возвращайся на работу. Теперь я не буду платить тебе ничего.

– Что? – поразился я.

– Что слышал. Ничего. Ты будешь по-прежнему работать по три часа каждую субботу, но теперь не будешь получать десять центов в час. Ты говорил, что хочешь научиться не работать за деньги, поэтому я не буду тебе ничего платить.

Я не верил своим ушам.

– Я поговорил о том же с Майком. Он уже работает – сметает пыль с консервов и расставляет их по местам бесплатно. Так что давай не мешкай и присоединяйся к нему.

– Но так нечестно! – воскликнул я. – Вы должны что-то платить.

– Ты сказал, что хочешь учиться. Если не научишься этому теперь, то вырастешь и станешь таким же, как те две женщины и мужчина, которые сидели в моей приемной. Они работают за деньги и надеются, что я их не уволю. Или таким, как твой отец, – будешь зарабатывать много денег, оставаться в долгах как в шелках и мечтать о том, что проблемы решатся, если у тебя будет больше денег. Если ты хочешь этого, вернемся к первоначальной сделке за десять центов в час. Или же можешь поступать так, как большинство людей. Жалуйся, что тебе мало платят, уходи с работы и начинай искать другую.

– Но что же мне делать? – спросил я.

Богатый папа легонько постучал меня по голове.

– Используй это, – сказал он. – Если ты научишься хорошо этим пользоваться, то скоро поблагодаришь меня за науку. Ты вырастешь и станешь богатым человеком.

Я стоял, не в силах поверить, что меня снова обвели вокруг пальца. Я пришел попросить об увеличении платы, а мне говорят, что теперь я буду работать и вовсе бесплатно.

Богатый папа снова постучал меня по голове и сказал:

– Используй это. А теперь иди работать.

Урок первый. Богатые не работают за деньги

Я не сказал бедному папе, что мне вообще не платят. Он бы не понял этого, а я не хотел пытаться объяснять то, чего сам еще не понимал.

Еще три недели мы с Майком работали по три часа каждую субботу бесплатно. Работа была легкой, и я к ней привык. Жаль было лишь пропущенных бейсбольных матчей и того, что я уже не мог покупать комиксы.

На третьей неделе богатый папа в полдень подъехал к магазину. Мы услышали шум выключаемого двигателя. Он вошел в магазин и приветственно обнял миссис Мартин. Справившись о том, как идут дела в магазине, он достал из холодильника две порции мороженого, заплатил за них и подозвал меня с Майком:

– Пойдемте прогуляемся, ребята.

Мы перешли улицу, уворачиваясь от машин, и пошли по большому травяному полю, где несколько взрослых играли в бейсбол. Присев за пластиковым столиком подальше от них, он отдал мне и Майку мороженое.

– Ну, как дела?

– Нормально, – ответил Майк.

Я согласно кивнул.

– Научились чему-то новому? – спросил богатый папа.

Мы с Майком посмотрели друг на друга, пожали плечами и одновременно отрицательно покачали головами.

Как избежать одной из самых опасных жизненных ловушек?

– Тогда, ребята, вам пора начать думать. У вас перед носом один из самых важных уроков жизни. Если вы усвоите этот урок, то сможете жить свободно и спокойно. Если вы его не усвоите, то окажетесь на месте миссис Мартин и большинства людей, которые играют в этом парке в бейсбол. Они работают много, получают мало денег, цепляясь за иллюзию стабильной работы, и каждый год с нетерпением ждут трех недель отпуска и крошечной пенсии после сорока пяти лет работы. Если такая перспектива вас привлекает, я подниму вам зарплату до двадцати пяти центов в час.

– Но это хорошие и трудолюбивые люди. Вы что, над ними издеваетесь? – потребовал я ответа.

Богатый папа улыбнулся:

– Миссис Мартин мне как мать. Как я могу над ней издеваться? Возможно, мои слова кажутся слишком резкими, но я просто пытаюсь объяснить вам самое главное. Я хочу расширить ваш кругозор, чтобы вы смогли что-то увидеть. То, чего люди обычно не видят, потому что их зрение ограничено. Большинство людей даже не замечают ловушку, в которую они попадают.

Мы с Майком сидели, пытаясь разобраться в том, что он сказал. Звучало это жестоко, но мы чувствовали: он очень хочет, чтобы мы что-то поняли.

Богатый папа улыбнулся снова.

– Но неужели двадцать пять центов в час не кажутся вам более привлекательной платой? Разве от этого у вас не начинает чаще биться сердце?

Я покачал головой: нет, но на самом деле покривил душой – двадцать пять центов в час для меня были бы большими деньгами.

– Ладно, я буду платить вам доллар в час, – предложил богатый папа с хитрой усмешкой.

Вот теперь мое сердце зачастило! Внутренний голос кричал: «Соглашайся! Соглашайся!» Я просто не верил своим ушам. И все же я промолчал.

– Ну хорошо, два доллара в час.

Мой маленький мозг девятилетнего ребенка и сердце чуть не разорвались. В конце концов, это был 1956 год, и два доллара в час сделали бы меня самым богатым ребенком на свете. Такие деньги мне даже не снились. Я так хотел сказать «да». Я хотел согласиться. Я уже представил себе новый велосипед, новую бейсбольную перчатку и восхищение друзей. К тому же Джимми и его богатые друзья больше никогда не посмеют назвать меня бедным. Но почему-то я упорно молчал.

Мороженое растаяло и потекло по руке, в которой осталась только деревянная палочка. Липкой ванильно-шоколадной массой уже наслаждались муравьи. Богатый папа смотрел на двоих мальчиков, уставившихся на него с широко раскрытыми глазами без единой мысли в голове. Он знал, что испытывает нас и что какая-то наша часть хочет принять его предложение. Он знал, что в душе каждого человека есть слабая и бедная часть, которую можно купить. Но он знал и то, что в душе каждого есть и другая, сильная и решительная часть, которая не продается ни за какие деньги. Вопрос был только в том, какая часть души окажется сильнее.

– Что ж, так и быть, пять долларов в час.

И тут во мне все затихло. Что-то изменилось. Предложение оказалось слишком щедрым и потому абсурдным. В 1956 году немногие взрослые зарабатывали в час больше пяти долларов. Но вскоре искушение исчезло, я успокоился и медленно повернулся влево, чтобы взглянуть на Майка. Он, в свою очередь, внимательно смотрел на меня. Слабая и бедная часть моей души замолчала, и верх взяла вторая, которую невозможно купить. В моем мозге и сердце царили спокойствие и уверенность.

Я знал, что Майк переживает то же самое.

– Видите ли, в чем дело, – мягко произнес богатый папа. – Большинство людей можно купить, если предложить хорошую цену. Это объясняется тем, что нами движут могущественные страх и жадность. Сначала страх оказаться без денег заставляет нас упорно трудиться, а когда мы получаем зарплату, жадность заставляет нас мечтать обо всех прекрасных вещах, которые можно купить за деньги. И тогда образуется порочный круг.

– Какой круг? – спросил я.

– Они встают по утрам, идут на работу, оплачивают счета, снова встают, идут на работу, оплачивают счета…

Жизнь людей всегда управляется страхом и жадностью.

Предложите им больше денег, и они еще быстрее побегут по этому кругу, увеличивая свои расходы. Это я называю крысиными бегами.

– А другой способ есть? – спросил Майк.

– Да, – медленно произнес богатый папа. – Но его открывают для себя лишь немногие.

– И что это за способ? – поинтересовался Майк.

– Я надеюсь, что вы об этом узнаете, работая и обучаясь вместе со мной. Поэтому я перестал вам платить.

– Хоть подскажи, что делать, – сказал Майк. – Мы, знаешь ли, устали столько работать, особенно бесплатно.

– Что ж, первый шаг – это говорить правду, – сказал богатый папа.

– А мы и не обманывали, – ответил я.

– Я и не говорил, что вы обманывали. Я сказал – говорить правду, – возразил богатый папа.

– Правду о чем? – спросил я.

– О том, что вы чувствуете. Кстати, вам необязательно рассказывать об этом другим. Достаточно честно признаться в этом самим себе.

– Вы хотите сказать, что люди, которые отдыхают в этом парке, и ваши служащие вроде миссис Мартин этого не делают? – спросил я.

– Сомневаюсь, – сказал богатый папа. –Вместо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *